Развитие детей: уроки прошлого для будущего

Развитие и воспитание

На глаза попалась книга 1871 года! (это не опечатка). Я удивилась, как актуально звучат и в наше время постулаты полуторавековой давности! А еще приятно, что книгу написала женщина. Предлагаю вам ознакомиться с фрагментом и обсудить.

Фрагмент книги “Умственное развитие детей от первого проявления сознания до восьмилетнего возраста”

Развивать ум ребенка обыкновенно начинают в нас только с того времени, когда его задумают отдать в школу, т.е. в 8-9 лет. Еще Песталоцци говорил, что “до школы детей совершенно предоставляют природе, дозволяют действовать на них каждого впечатлению чувственной жизни, а потом вдруг всю природу закрывают перед нами; неумолимо сгоняют их, как овец, большими стадами, в душную каморку; на целые часы, дни, месяцы и годы приковывают их взор к  однообразным и вовсе не заманчивым буквам и вводят в жизнь, совершенно противоположную тому попечению, какое до того времени имела о них природа“. – С тех пор в нашем домашнем воспитании ничего не изменилось.

Ребенок наслаждается полной свободой бессознательно; но вот к 8-9 годам ему все чаще напоминают о том, что скоро, скоро пройдет его блаженство, что в школе поиграть у него не будет и минуты свободной, что целый день он должен будет сидеть за книгами.

Ребенок припоминает все свое прошлое и не может представить себе, как это он усидит в четырех душных стенах, когда весною налетит из теплых стран столько хорошеньких птичек, когда так любопытно засматривать в их гнезда – и как это его не будет в шумной тепле товарищей, когда те с первыми лучами теплого весеннего солнышка выбегут на зеленый лужок играть в бабки, катать яйца, бегать в запуски… И вдруг теперь… Ничего! Ничего! И всего этого лишиться из-за ученья?

Ребенок инстинктивно чувствует, что вполне законна его детская потребность наслаждаться жизнью, и он все с новым ужасом и отвращением думает о своих будущих школьных занятиях. Зачем сразу такая ужасная перемена жизни? Зачем он вдруг должен изменить всем своим привычкам; зачем, наконец, ему это школьное ученье? Не лучше ли было бы век так прожить, как ему жилось до сих пор – вот мысли, которые, даже по ночам, тревожат ребенка, когда приближается ему время поступить в школу.

До сих пор ребенок жил только исключительно внешними чувствами, никогда не понимать ничего отвлеченного, а теперь сразу и надолго должен утонить в этой школьной тине. Прежде детская любознательность подстрекала его идти далее, делать более тонкие всесторонние наблюдения, узнавать причину явлений, но в этом мама и папа усмотрели неприличное любопытство, беспокойный характер, и тут же стали стращать его школой: “Вот, погоди, там тебя славно за это проучат”. <…>

Отчего всё это происходит? Как же вы, заботливые матери, испытав столько тревог и истратив столько денег при переводных экзаменах ребенка, – вы, отцы, столько щедрые на всякие родительские увещевания, все-таки не способствовали тому, чтобы ребенок всегда счастливо переходил из класса в класс, и теперь, положа руку на сердце, не можете сказать, что юноша пойдет хорошей дорогой, что из него выйдет хороший честный человек, честный труженик? Вы вините школу и, как одно из неотразимых доказательств, приводите то, что она не сумела привлечь его в серьезным занятиям, не внушила ему любви к науке.

Было бы лишним распространяться о том, что наша школа не удовлетворяет разумным требованиям, но нам кажется, что, даже и при идеальном устройстве, ее задачею должно быть не столько первоначальное умственное и нравственное развитие, сколько более широкая цель воспитывать будущего общественного деятеля и гражданина и давать основательные знания. Если под надзором любящих родителей мало-помалу укрепятся в ребенке сначала инстинктивно, а потом и сознательно, нравственные привычки, то и в школе ему легко будет усвоить те добрые стремления, ту горячую любовь к науке, которая одна только впоследствии и поддержит его в тяжёлой житейской борьбе.<…>

Итак, все наши неудачи в воспитании происходят от того, что оно начинается только со школьной скамьи, когда характер уже сложился, а ум, привыкший к бездействию, принял известное направление.

Давно уже всеми признано, что соответственное возрасту умственное и нравственное развитие должно начинаться с первого проявления сознания в ребенка; между тем страшно подумать, как мало заботятся об этом даже в самом образованном классе общества. Будущий историк, изучая нашу педагогику и детскую литературу, вероятно, придет в величайшее затруднение, как избрать то воспитание, которое в наше время дают детям до школьной скамьи. <…>

Однако что же делают наши родители с ребенком, пока не засадят его за азбуку? Одни держатся того мнения, что нужно совершенно предоставить ребенка самому себе и потому дают ему просвещаться от лакеев, кухарок и испорченных детей его возраста; другие приглядывают и сами за детьми, но вся их забота ограничивается тем, что они не жалеют денег на покупку игрушек и заставляют зубрить французские и немецкие слова и басни. В большинстве случае детей совершенно сдают на руки нянькам. Няня добра и услужлива, игрушки прелестны; но в два, три дня она успела передать весь запас своих рассказов и придуманных ею игр и начинает повторяться. Игрушки изломаны и не утешают детей, а покупать других нет средств, или, при малой изобретательности наших игрушечных мастеров, можно предложить ребенку только то же самое, что уже раз было ему куплено. Дети нестерпимо скучают, пристают к старшим, не знают что делать. При строгости родителей, которые требуют, чтобы дети им не докучали, они действительно скоро перестают просить перемены занятий и мало-помалу притупляется их живость; они мирятся со своим положением и вяло, безжизненно, тупо проходит день за днем детская жизнь, угасают навсегда творчество и способности. При баловстве же и потакании дурным инстинктам дети только изощряются в пошлых выдумках и шалостях.

Что же делать? Как направить воспитание? Дайте разумное содержание жизни ребенка – и если все дети не выйдут гениальными, то наверное не будет ни тупых, ни рассеянных, ни вялых, ни нервно-живых, ни совершенно безнравственных.

При разлагающем влиянии нашей среды, при бедности нашей житейской обстановки, необходимо подобрать для детских игр и занятий какой-нибудь материал, имеющий общечеловеческий смысл, указать детям образцы трудовой жизни, которую живут миллионы людей. Детям, приученным с первых лет презирать праздность, любить и уважать простой труд, не придется объяснять того, что и под сермягой и под рубищем бьётся такое же человеческое сердце, как и под тончайшим сукном.

Но, прежде чем говорить о том, как мы, русские воспитатели, может воспитывать своих детей, скажем несколько слов о том, как следует вообще воспитывать всякого человека, к какой бы нации он не принадлежал.

Что же значит воспитывать? “Высшая цель воспитания” по определению древних – “mens sana in corpore sano” (в здоровом теле здоровая душа). “Хорошо воспитывать” говорит Руссо в Эмиле, “значит приучать пользоваться всеми органами, чувствами, способностями, всеми нашими членами, всеми частями нашего существа“.

Воспитание маленьких детей” – поясняет Песталоцци – “есть ни что иное, как устремление внимания на разнообразные предметы, окружающие ребенка; оно есть ни что иное, как правильное упражнение чувств, нужных стремлений сердца, языка, памяти, способности мышления и телесных способностей детей“.

Вот что говорит по этому поводу Спенсер в своей книге о воспитании: “Как обращаться с телом, как обращаться с умом, как вести дела, как вести семью, как действовать в роли гражданина, как воспользоваться всеми источниками счастья, которыми снабжает нас природа, как употребить все наши способности с наибольшей выгодой для нас и для других, как жить наиболее полно,  – вот великая задача, к разрешению которой должно приготовить нас воспитание“.

Вот как определили значение воспитания передовые мыслители, самые влиятельные поборники реализма или естественности в воспитании, которые более других внесли новых, живых, здоровых идей и тем, имели решительное влияние на обновление теории воспитания.

При этом будет понятно правило Песталоцци, что воспитание всех родов должно начинаться с колыбели.

Итак, все мыслители признают, что ум со всеми способностями и чувствами, тело со всеми его органами должно развивать одинаково, т.е. физическое, нравственное и умственное воспитание всегда должно идти рука об руку и помогать друг другу к достижению возможно полных, всесторонних воспитательных результатов. <…>

Сон, пища и чистый воздух уже давно признаны необходимыми условиями для правильного развития всякого организма. Но нам кажется, в особенности при развитии детей, упускают из виду еще не менее важное условие – движение. Под этим мы разумеем гимнастику, не танцы, даже не физические упражнения, которые имеют, конечно, свое значение, но вполне свободные движения ребенка, не подавляемые никакими искусственными мерами.

С первой минуты появления его на свете до 8-9 лет ребенок должен вполне самостоятельно распоряжаться всеми своими органами. При этом воспитатели не должны соображаться ни с предрассудками, ни с личными вкусом, ни с приличиями, ни даже с собственным спокойствием,  но во всем прежде всего задавать себе вопрос: будет ли движениям ребенка в том или другом случае предоставлена наибольшая, возможная свобода?

Дети сплошь и рядом бывают равнодушны и недостаточно деятельно относятся к окружающему, т.е. мало двигаются, прыгают, заигрывают мало обращают внимание на предметы. Тут уже ваше дело, воспитатели, вызвать в ребенке проявление всесторонней, полнейшей жизненности, помочь ему как можно скорее сделаться полным господином своих разнообразных движений.

Чем же у нас стесняют свободу движений ребенка, почему это дурно и как помочь этому?

Лишь только ребенок появляется на свете, все части его тела обматывают и крепко-накрепко обвязывают разными пеленками. Мы не будем останавливаться на этом обычае, против которого впервые заговорили уже полтораста лет тому назад, чем и доныне наполнены все руководства по физическому воспитанию. <…>

Но каким бы здоровым организмом ни был одарен ребенок, пеленание мешает естественному укреплению и развитию кожи, бывает причиною, что движения становятся неопределенными, бессвязными, боязливыми. Чисто и полуторагодовалый ребенок, когда вы его распеленываете, не привык еще распоряжаться своими рученками, не знает, куда их сунуть, и пребольно царапает себе ими лицо или глаза. А если он заснет неспеленутый, то беспрестанно вздрагивает пугается самого легкого шума до сильнейшего сердцебиения, а иногда до нервного припадка.

Ставши юношей, он будет избегать всякой физической усталости, которая более чем какое другое средство избавляет людей в этом возрасте от тайных грехов, преждевременной возмужалости и противоестественных пороков;  все это, конечно, неотразимо влияет на нравственное и умственное развитие молодого поколения.

Если мало-мальски дозволяет квартира и есть возможность держать ребенку ноги тепло и сухо – не только пускайте его ползать на пол, но поощряйте это разными средствами. То можно положить на ковер, в нескольких шагах от него, вещь, до которой бы он мог доползти, то звать его к себе. Чем свободнее упражняет ребенок свои мускулы, тем скорее крепнет его организм, и он становится смелым, самостоятельным.

Но вот ребенок достаточно вырос; он не удовлетворяется больше тем, что неопределенно тянется из одной комнаты в другую; он хочет уже более осмысленных движений: то погонится за бабочкой, то ловить муху. Все это, конечно, скоро ему надоедает, и если вы не изобретете множество подвижных игр, не дадите ему товарищества, которое еще более возбуждает его к деятельности, то в и это время могут явиться тысячи обстоятельств, при которых погибнет хорошо начатое вами дело воспитания.

Подвижные игры не должны быть устроены по команде, по-немецки: так они не принесли бы никакой пользы, потому что движения только тогда и могут быть полезны, когда они совершенно свободны и доставляют детям шумную, веселую радость. Тут многие могут заметить, что и всякая игра уже несколько стесняет, что лучше уже просто предоставить ребенку полную свободу ходить на четвереньках, кувыркаться, топать ногами и т.п. Представляю себе ужас родителей: все это совершенно необходимо и, даже скажу больше, воспитатели не должны нисколько стеснять этого наивного выражения детской веселости; но без подвижных игр, как увидим ниже, дети не могут обойтись. Что касается шумного веселья, как бы подчас оно ни было тяжело для воспитателя, подавлять его не следует, так как оно одно из главных способов, служащих к развитию мускулов и вполне здоровой организации.

Если вы с самого рождения ребенка никогда не стесняли его телодвижений, не убили в зароде всех стремлений ума и сердца, потребность к шумной игре, к буйной неудержимой веселости, проявляется весьма ненадолго. Он хочет еще играть, но быстрые, буйные телодвижения его физически утомили; ему нужно теперь тихое более продолжительное удовольствие, которое возбуждало и оживляло бы его ум. Обыкновенно после такого буйства ребенок сразу делается грустным и пристает к родителям с низменным вопросом: что делать? Но он делает еще ничего не может; вот тут-то вы и должны помочь ему изобрести игру, в которой бы он и душою и телом принимал живое участие и мог бы мало-помалу успокоиться после сильного возбуждения.

Наиболее приносят пользу те подвижные игры, которые, согласно его желанию, дают ребенку полную свободу заменять мысль и телодвижения игры собственной фантазией.

Нам пришлось быть однажды свидетельницей такой сцены. В одном детском саду дети в подвижной игре пели, представляя на немецкий лад лягушку, птицу и других животных. Один мальчик, наскучив однообразием, тем более, что ему уже чуть ли не шестой раз выпадало на долю представлять все одно и то же животное, вскричал: “Да что это все одно и то же? Я лучше вот что покажу!” – и ребенок пустился отхватывать трепака. Дети расхохотались, оживились и как по знаку в такт стали прихлопывать в ладоши, но воспитательница не дала расходиться русскому нраву, удалила из общества зачинщика и первая монотонно затянула прерванную исковерканную на русский лад немецкую песню: “Уж ты, лягушечка, поскачи, попляши, моя душечка“.

Конечно, такие подвижные игры приносят гораздо более вреда, чем пользы. Таким воспитатели следует чаще воспринимать известное изречение: “вам никогда не удастся воспитать мудрецов, если вы не воспитаете шалунов”.

Итак, при физическом уходе за ребенком, не только следует заботиться о проветривании комнаты и мясной пище, но и о его движениях. “Я хочу сделать своего питомца” – говорит Руссо – “соперником дикой козы!” И нам кажется, подобное стремление всякого воспитателя могло бы только снискать ему от питомца самое глубокое уважение и искреннейшую благодарность. Обладать живостью и грацией дикой козы, которая с одинаковой легкостью перепрыгивает со скалы на скулу, избегая всякой опасности, и добывает все нужное для своего существования – это действительно горячо желаемый идеал при физическом воспитании современных поколений.

Сканы страниц

Источник: Умственное развитие детей от первого проявления сознания до восьмилетнего возраста. Книга для воспитателей Е. Водовозовой. С.-Петербург. Печатано в Типографии А.М.Котомина. Невский д. № 18. 1871.

Взгляд из настоящего

  1. Конечно, затрудняют чтение старые, неиспользуемые сейчас буквы и отсутствие Ё. Почему нет последней, не понятно. Нашла информацию, что буква использовалась в печатных изданиях с 1795 года.
  2. Очень медленное и неторопливое изъявление мыслей. Нейросеть наверняка изложит все мысли книги на 2-3 листах. До написания книги “Пиши, сокращай” еще почти полтора века. Автору скорее всего платили за количество текста, как тогда и было принято.
  3. Начало обучения в школе с 8-9 лет. Я слышала про это, но все равно не привычно.
  4. Обучали в школе только мальчиков. Хотя и девочки на дому порой получали не меньше знаний. Недавно встретила информацию, что Наталья Гончарова в 10 лет написала развернутое сочинение про политическую систему Китая. Сколько источников она при этом использовала? На каких языках?
  5. Стремление воспитать ребенка “Хорошим честным человеком, честным тружеником”. Труд уважался всегда, это не “изобретение СССР”, как нам стремились рассказать последние 30 лет! Ведь книга написана за полвека до Революции.
  6. Против пеленок выступали уже “полтораста лет назад” до написания книги! То есть 300 лет назад! Хотя и в XXI веке детей все еще пеленают.
  7. Интересно, о каком “детском саду” идет речь? Если знаете, напишите!
  8. Удивительные совпадения с обстоятельствами, которые мы считаем приметами исключительно наших дней.

Изображение обложки by Debby Hudson on Unsplash

Оцените статью
( 1 оценка, среднее 5 из 5 )
Поделиться с друзьями
Добавить комментарий

Нажимая на кнопку "Отправить комментарий", я даю согласие на обработку персональных данных и принимаю политику конфиденциальности.